Поиск по сайту

Новые публикации


Популярные статьи


Ключевые слова

алоэ, атеросклероз, береза, брусника, виноград, витамины, гастрит, гипертония, гомеопатия, гриб, диабет, доктор Бах, капуста, каштан, косметика, крапива, кровяное давление, лекарственные растения, облепиха, одуванчик, ожирение, онкология, перец, простатит, простуда, рябина, трутовик, фитотерапия, фунготерапия, хвощ, холестерин, цикорий, чай, чеснок, чистотел, шиповник, щитовидная железа, эликсиры, ядовитые растения, язва желудка

Показать все теги
Чтобы сообщить нам о грамматической ошибке на сайте выделите её и нажмите Ctrl+Enter
или воспользуйтесь формой обратной связи

Тематические статьи


Царь лесных растений
Царь лесных растений


«Царь лесных зверей — тигр, царь морских зверей — дракон, а царь лесных растений — женьшень» — так написано в старинных восточных книгах. Среди лекарственных растений земли женьшень занимает особое место и в восточной народной медицине известен не менее четырех тысяч лет.
Голландские купцы впервые завезли в Европу корни женьшеня, а первое сочинение о нем появилось в западноевропейской литературе в 1714 году, написал его французский миссионер Жарту, побывавший в Китае. В России о женьшене узнали несколько раньше, чем на Западе,— впервые о нем рассказал в своем описании Китая в 1675 году русский посланник Н. Г. Спафарий.
История женьшеня овеяна легендами, из которых можно составить целую книгу. Одна из них говорит о том, что женьшень зарождается от молнии: ударит молния в прозрачную воду горного источника, источник уходит под землю, а на его месте вырастает корень жизни — женьшень, который таит в себе силу небесного огня.
В старинных восточных книгах писали, что женьшень «отвращает страх и удлиняет жизнь». Ему приписывали нередко такие целебные силы, которыми он и не обладает. Исследования врачей и фармакологов в наше время показали, что женьшень действительно имеет исключительно высокие лечебные свойства, но, как всякое лекарственное средство, может быть рекомендован для лечения лишь определенных заболеваний.
Советский Союз первым среди европейских стран официально признал женьшень лекарственным средством и внес его в государственную фармакопею.
Женьшень — это реликт, живой памятник природы, сохранившийся от третичной флоры. Он относится к семейству аралиевых (Araliaceae), древней группе растений, распространенных преимущественно в тропической и субтропической зонах. Но женьшень заходит и в предокеаническую область умеренной зоны.
Первое систематическое описание рода, куда был отнесен женьшень, сделано в 1753 году известным ученым Линнеем. Он назвал женьшень «панакс» (Panax), чем отразил существовавшее на востоке представление об его всеисцеляющих свойствах (по гречески «пан» — всё, «акос» — лекарство).
В Восточной Азии дикий женьшень растет главным образом в пределах нашей страны — в Приморском крае и в южной части Хабаровского края. Очень редко встречается в небольшом горном районе на севере полуострова Корея и в трех провинциях северо-восточного Китая.
Женьшень предпочитает кедрово-широколиственные леса, иногда с примесью пихты и ели, реже он растет в дубовых и грабовых лесах. Чаще всего его находят на восточных и западных склонах, обычно до высоты 700 метров над уровнем моря. Почвы в тайге он предпочитает рыхлые, богатые перегноем, умеренно влажные. Теневыносливое растение, женьшень не растет под прямыми лучами солнечного света.
Внешний вид надземной части женьшеня достаточно декоративен. Стройный, прямой стебель на высоте 30—50 сантиметров несет четыре-пять листьев, сидящих на длинных черешках и направленных от центра вверх во все стороны под углом 30—35º. Каждый лист, наподобие листьев конского каштана, состоит из пяти листочков, которые расположены словно пальцы руки.
Над розеткой листьев из середины листовой мутовки поднимается тонкая цветочная стрелка — вместе с ней высота растения достигает 60—70 сантиметров. На вершине стрелки — шаровидный зонтик — это соцветие мелких бледно-зеленых пятичленных обоеполых цветков, похожих на звездочки. Невзрачные цветки женьшеня приспособлены к самоопылению без участия насекомых, хотя в отдельных случаях бывает и перекрестное опыление.
Из цветков завязываются зеленые ягодообразные плоды (одногнездные и двухгнездные костянки), которые в июле—августе становятся ярко-красными. В это время женьшень особенно наряден и его легко отличить в лесу от окружающих растений. Именно в период созревания плодов искатели женьшеня обычно и идут в тайгу.

За десятки лет выработалась профессия искателей женьшеня — корневщиков-женьшеньщиков, которые свой опыт передавали из поколения с поколение. Ежегодно во второй половине лета корневщики выходят на поиски женьшеня; в нашей стране он заготавливается по договорам с крайпотребсоюзом, принимающим корни.
Выстроившись в одну линию с небольшими промежутками друг от друга, корневщики зигзагообразно и медленно идут по тайге, разгребая посохами заросли трав. Через каждые пять — десять шагов идущие с края искатели надламывают ветки, отмечая границы маршрута. Стоит кому-либо из корневщиков увидеть среди зелени ярко-красные, слегка сплющенные сверху ягоды женьшеня, как раздается громкий крик: «Панцу-у-уй!» («вапанцуем» с древних времен называли на Дальнем Востоке искателей женьшеня).
По внешним приметам корня женьшеньщики научились определять его возраст. В зависимости от развития листьев женьшеню раньше давали особые названия, которыми и до сих пор обычно пользуются корневщики. Растения, имеющие три листа, назывались «тантаза», с четырьмя листьями— «сипие», с пятью — «упие» и, наконец, что встречалось редко, с шестью листьями — «липие».
Опытные корневщики не забывали оставлять на кедрах условные знаки лесного языка. Если здесь был найден женьшень, то где-то неподалеку может расти и его потомство; значит, следует быть более внимательным к этой местности. При благоприятных условиях самосев семян женьшеня мог создать целую колонию — семейство растений разного возраста. Известен случай (он вошел в литературу), когда в одном месте было найдено пятьдесят два корня.
Проводник замечательного исследователя Дальнего Востока В. К. Арсеньева Дерсу Узала однажды подарил ему секрет двадцати двух корней женьшеня, пересаженных им в начале 1890 года в глухое таежное место, в верховьях реки Лефу. Арсеньев со слов проводника нанес расположение семейства корней и все приметы в свою записную книжку, но так и не сумел выбраться за этим богатством. Умер Дерсу Узала, умер Арсеньев. Книжка затерялась. И до сих пор многих манит этот необычный таежный клад, который за прошедшие восемьдесят с лишним лет мог увеличиться во много раз.
Средний вес находимых в тайге корней — 25—30 граммов, старые же корни достигают 100—200 граммов. Вес наиболее крупных дикорастущих корней, из тех, что были найдены,— 400—600 граммов. Их возраст определен в 350 и более лет. За последние десять лет в тайге Иманского района Приморского края обнаружены два корня весом 320 и 360 граммов. Уже В. К. Арсеньев писал: «...сейчас этот драгоценный дар земли вымирает, и мы должны уберечь его от участи динозавров, морской коровы и гигантского эпиорниса». И действительно, запасы женьшеня в дальневосточной тайге в наше время находятся на грани исчезновения. Все чаще поступают тревожные сигналы. Так, М. Шевченко, директор госпромхоза «Вяземский», расположенного на юге Хабаровского края, писал в 1975 году в журнале «Охота и охотничье хозяйство»: «В настоящее время женьшень поступает на приемные пункты в ничтожном количестве... Сейчас с уверенностью можно констатировать, что с заготовками дикого женьшеня покончено».
Чтобы упорядочить заготовки дикорастущего женьшеня, Приморский крайисполком установил новый порядок и сроки заготовок женьшеня, разработаны также меры по возобновлению и сохранению его запасов. Но рано или поздно возникнет, видимо, вопрос о временном прекращении плановых заготовок дикорастущего женьшеня, с тем чтобы создать более реальные условия для его возобновления.
Резкое сокращение природных запасов женьшеня заставило специалистов в Китае и Корее, а затем в Японии и Северной Америке начать выращивать его на плантациях.
В нашей стране еще в дореволюционное время искатели женьшеня закладывали в тайге небольшие тайные плантации. Первым достаточно широким опытом искусственного выращивания женьшеня можно считать опыт предпринимателя-оленевода Янковского, который заложил в 1910 году на полуострове Сидими плантацию женьшеня, она просуществовала 12 лет. В 1932—1934 годах работа по выращиванию женьшеня была начата в дальневосточных заповедниках — Супутинском и Кедровая падь. И в первом из них с 1949 года, она была продолжена уже в более крупном масштабе.
В 1952—1953 годах опыты по выращиванию женьшеня широко развернулись в европейской части нашей страны: в Подмосковье, Белоруссии, Украине, Прибалтике, на Кавказе и в других местах. К сожалению, сегодня женьшень продолжают выращивать только на плантации Тебердинского государственного заповедника, хотя это дело довольно успешно шло и в Подмосковье, и в Белоруссии, и в Закавказье (Закатальский заповедник). С 1973 года сотрудники Тебердинского заповедника начали внедрять результаты своих исследований в ряде лесхозов Ставропольского края.
Сегодня женьшень культивируют в двух районах нашей страны: в Приморском крае, в совхозе «Женьшень», и в Ставропольском крае, на опытной плантации Тебердинского заповедника и в трех лесных хозяйствах.

Женьшень — многолетнее растение. В первый год жизни культивируемый женьшень дает один лист с тремя долями — листочками, во втором— один лист (реже два) с пятью листочками.
В 3—4 года у женьшеня бывает 3—4 листа, в 5—6 лет он располагает 5—6 листьями. В дальнейшем число листьев увеличивается редко.
Культивируемый женьшень начинает плодоносить уже с четвертого (реже с третьего) года, в то время как растущий в приморской тайге дикий женьшень даст плоды не раньше чем через 15—20 лет. (В Теберде женьшень растет не только на плантации, но и в естественных условиях в лесу, где за ним человек не ухаживает, и здесь он начинает плодоносить лишь на 10-й год.) Выращиваемый женьшень дает в среднем по 30 (максимум 80—90) плодов. Семена довольно крупные, овально-сплюснутые, морщинистые, желтовато-белой окраски. Высеянные в год сбора, они дают всходы лишь через 18—22 месяца, то есть по прошествии двух зим. В этом особенность семян женьшеня — в них недоразвит зародыш, отчего семена и прорастают так медленно.
Чем объясняется такое медленное развитие зародыша? Оно связано с низкой активностью ферментов, которые влияют на ускорение химических превращений в процессе обмена веществ. А это, в свою очередь, результат биологических особенностей женьшеня как реликтового растения.
Чтобы ускорить проращивание семян, исследователи разработали особого рода предпосевную их подготовку — стратификацию.
Суть метода (в нашей стране он предложен для женьшеня И. В. Грушвицким) состоит в следующем: семена, смешанные с крупным, слегка влажным песком, в течение четырех месяцев выдерживаются при температуре +18 или +20° — это так называемая теплая стратификация, а затем также четыре месяца — при температуре + 1—3° (холодная стратификация). За это время зародыш не только увеличивается в 15—18 раз, но на втором этапе проходит определенное физиологическое дозревание. Пока оно не закончено, семена, даже если у них раскрылась косточка, прорастать не будут. Признаком готовности семян к посеву считается появление крохотного ростка (корешка). Наклюнувшееся семя высаживается в почву на глубину 3—4 сантиметра. После появления корешка показывается и подземный побег.
И. В. Грушвицкий обращает внимание на удивительный параллелизм между развитием зародыша женьшеня в семени и развитием зачатка побега в покоящейся почке на самом растении. По его исследованиям, почки возобновления, из которых впоследствии разовьется побег, закладываются у основания побега, на «шейке» корня, за два года вперед. В конце второго вегетационного периода внутри почки имеется уже почти сформированное соцветие. Однако если основная почка возобновления погибнет, растение, уходит на год-два (а дикий женьшень — и на несколько лет) в так называемый сон, пока не пробудятся другие покоящиеся (спящие) почки. Этим почкам для пробуждения требуется не только период воздействия летней температуры, но и обязательно холодный период, когда не менее четырех месяцев корень с почкой подвергается влиянию температуры, близкой к нулю.
Хорошие экологические условия влияют на образование нескольких (2—4) почек возобновления, дающих многостебельные растения.
Осенью стебель с листьями отмирает (это обычно происходит в октябре), и в почве остается зимовать корень. У женьшеня корень стержневой, веретенообразный, разной степени ветвистости. Боковые отростки нередко придают ему вид человеческой фигурки с раскинутыми руками и ногами.
На мочковатых тонких корнях, отходящих от основного корня и его отростков, в свою очередь, с ранней весны появляются крохотные нежно-белые (сезонные) корешки, всасывающие влагу и питательные вещества из почвы. Роль всасывающих корешков для растений чрезвычайно велика. Но именно эти сезонные корешки, отмирающие в конце вегетации, и представляют наибольшие трудности в создании оптимальных условий для выращивания женьшеня. Стоит почву на плантации переувлажнить — они загнивают, при недостатке влаги корешки быстро засыхают. И в том и в другом случае листья и стебли быстро вянут, опадают и корни уходят в «сон».
Корни женьшеня лишены механических тканей, отчего, заболев, они могут быстро полностью сгнить (свою прочность и упругость корни женьшеня получают за счет напряжения в них клеточного сока — тургора).
Имея сокращающиеся, так называемые контрактильные корни, женьшень обладает способностью периодически в случае необходимости втягивать в глубину подземный побег, на котором расположена зимующая почка. На тяжелых почвах корень, наоборот, выдвигается кверху.
Как реликт и вид с узкой экологической амплитудой, женьшень очень требователен к условиям среды. В горах Северного Кавказа наиболее благоприятные для себя условия он находит в поясе буковых лесов. Ареал его возможного распространения совпадает здесь с границами произрастания бука восточного (600—1400 метров над уровнем моря), на который можно смотреть как на своего рода индикатор определенных почвенно-климатических условий.
Женьшеню необходима умеренная температура воздуха и почвы и достаточно высокая равномерная влажность воздуха. Иначе говоря, ему нужен умеренный климат с небольшими температурными колебаниями. Почвы ему требуются горно-лесные, легко суглинистые, богатые перегноем, рыхлые, хорошо дренированные, реакция почвы нейтральная или слабокислая. Лучшим освещением на плантации считается такое, которое составляет одну третью часть полного освещения на открытом участке. Именно такие условия он находит под пологом широколиственного леса, где создается определенный фитоклимат без резких колебаний температуры или влажности воздуха, с умеренным освещением.

Женьшень, впервые акклиматизированный на Кавказе, где он до этого не произрастал, с течением времени приобретает здесь ряд признаков, повышающих его продуктивность и скороспелость.
Заново разработана агротехника возделывания женьшеня для горных условий Кавказа. Внесением определенных доз органического и минерального удобрений можно в полтора раза увеличить его урожай. Но основным видом удобрений остается лесной листовой перегной. Для плантаций лесхозов, расположенных под пологом леса в разных зонах (от 600 до 1350 метров над уровнем моря), в зависимости от характера почв, подбираются соответствующие компоненты, улучшающие их состояние.
Выше всех расположена опытная плантация Тебердинского заповедника (1350 метров), она не только самая высокогорная в умеренном климате планеты, но и вообще единственная в Европе (если не считать плантации в лесхозах Ставрополья).
Товарного возраста в условиях Северного Кавказа корни женьшеня достигают к 6—7 годам. Средний вес их в этом возрасте не менее чем в Китае — 35—40 граммов, но может достигать и 80—100 граммов. Как показали наблюдения, наиболее целесообразно здесь выращивать корни до 8—9 лет (с весом 45—60 граммов). Максимальный вес корней в возрасте 10—15 лет 275—280 граммов. Предельный возраст корней, который наблюдался на тебердинской плантации,— 20 лет.
Выяснено, что женьшень может расти в горных широколиственных и смешанных лесах Северного Кавказа и без ухода человека. Однако здесь он, как и в приморской тайге, очень медленно развивается. В любом возрасте (а наблюдался женьшень пока до 25 лет) вес корня, выращенного в естественных условиях леса, в двадцать раз меньше, чем вес корня такого же возраста, но выращенного на плантации.
Изменилась ли биологическая активность женьшеня в новом для него географическом районе?
Химический состав женьшеня изучен давно (но тем не менее попытки получить препарат синтетическим путем пока не имели успеха). Известно, что в тканях его корня находятся разные углеводистые соединения (сахара), жиры, эфирные масла (панацеи), витамины, ферменты, смолы и прочие вещества. Но какие из них таят в себе те целебные свойства, за которые женьшень был издревле наречен «даром богов», «даром бессмертия», «стосилом», «солью земли» и прочими высокими названиями?
Носителями основного действия женьшеня считаются тритерпеновые гликозиды. Предполагается, что это сложный комплекс близких по своим свойствам веществ, которые, по существу, не разделены и в отдельности не получены. Указанному комплексу давались разные названия, чаще других — «панаксозид» и «сапонин». По исследованиям дальневосточных ученых, содержание гликозидов в корне дикого и культивируемого женьшеня достигает 10—21%.
По анализам ставропольских ученых, проведенным в 1976—1977 годах (Д. А. Муравьева), содержание сапонина в корне 6—7-летнего тебердинского женьшеня достигает 27%, причем с возрастом через последующие три года оно увеличивается более чем на одну четверть. Дальневосточные ученые также установили, что содержание гликозидоподобных веществ в корнях женьшеня увеличивается пропорционально возрасту. В 5—6 лет оно равно 5 баллам по сравнению с 1 баллом в однолетнем возрасте. По древним восточным источникам, всегда считалось, что чем старше женьшень, тем более он высок по своим лечебным свойствам и тем дороже ценится.
Применяются также методы биологической оценки женьшеня, по которой экстракт из 6-летнего корня женьшеня, произрастающего в Теберде, достигает, по оценкам доктора медицинских наук И. Брехмана, 1200—1550 условных единиц действия, тогда как активность экстракта из корней того же возраста, выращиваемых в Корее, выражается в 800 условных единицах.
Ставропольские ученые (К. И. Гаврилов) биологическую активность женьшеня, выращенного в Теберде, определяли в действии на одноклеточные организмы: двухпроцентная вытяжка из сухого корня, выращенного в Теберде, усиливает размножение дрожжевых клеток в 70 раз, а из сухого корейского корня того же возраста лишь в 23 раза. Под влиянием такой же вытяжки из корня, выращенного в Теберде, водоросль хлорелла размножается в 50 раз интенсивнее, чем в обычных условиях. Стимуляция размножения одноклеточных организмов происходит также под влиянием вытяжек из других органов женьшеня — листьев, стеблей и плодовой оболочки. Исследователи обнаружили в тканях корня женьшеня, выращиваемого в Теберде, большое число микроэлементов, которые, как предполагается, усиливают тонизирующее влияние активно действующих веществ.
Таким образом, биологическая активность корней культивируемого тебердинского женьшеня оказалась, по исследованиям ряда ученых, весьма высокой, значительно превышающей активность корней, выращиваемых за рубежом. Это может быть объяснено тем, что комплекс условий, необходимых женьшеню, в горах Северного Кавказа оказался особенно благоприятным для хода биохимических процессов, в частности накопления активных веществ. К тому же ежегодный период роста у женьшеня здесь продолжительнее, чем на Дальнем Востоке, в среднем на 20 дней. Все это дает основание считать, что женьшень на Северном Кавказе находит свою вторую родину.


Доктор биологических наук А. Малышев (г. Теберда)

По материалам журнала «Наука и жизнь» №06 за 1978 год

Плантации женьшеня в Тебердинском заповеднике. Вверху — созревающие плоды. Внизу — один из крупных корней, выращенных на плантации.

Царь лесных растенийЦарь лесных растенийЦарь лесных растений

Закладки по теме: женьшень

Голосов: 1
Просмотров: 11357
Комментариев: 0

Другие публикации по теме: