Поиск по сайту

Новые публикации


Популярные статьи


Ключевые слова

алоэ, атеросклероз, береза, брусника, виноград, витамины, гастрит, гипертония, гомеопатия, гриб, диабет, доктор Бах, капуста, каштан, косметика, крапива, кровяное давление, лекарственные растения, лук, облепиха, одуванчик, ожирение, онкология, перец, простатит, простуда, рябина, трутовик, фитотерапия, хвощ, холестерин, цикорий, чай, чеснок, чистотел, шиповник, щитовидная железа, эликсиры, ядовитые растения, язва желудка

Показать все теги
Чтобы сообщить нам о грамматической ошибке на сайте выделите её и нажмите Ctrl+Enter
или воспользуйтесь формой обратной связи

Обзор лекарственных препаратов


Тиоридазин.  Лечение соматоформной вегетативной дисфункции
Тиоридазин. Лечение соматоформной вегетативной дисфункции



К числу наиболее распространенных непсихотических психических расстройств относится соматоформная вегетативная дисфункция (F45.3x, в соответствии с критериями МКБ-10), которая представляет собой группу вегетоневротических расстройств, характеризующихся субъективным отнесением больным жалоб к какой-либо системе или отдельному органу. Жалобы носят специфический характер вегетативного раздражения или могут быть в большей степени неспецифическими, сенестопатическими [2].
Вегето-сосудистая дистония (ВСД) согласно МКБ-10 может классифицироваться как проявление соматоформной вегетативной дисфункции сердца и сердечно-сосудистой системы.
В своем клиническом разнообразии соматоформная вегетативная дисфункция отличается малой эффективностью психотерапии, резистентностью к проводимой медикаментозной терапии, более частыми побочными эффектами и осложнениями, а следовательно, сложностью в подборе адекватной терапии. Данная проблема наиболее актуальна у пациентов в возрасте старше 45 лет. Поиск терапевтических средств направлен на снижение частоты побочных эффектов и риска возникновения осложнений, более широкий спектр психотропной активности, лучшую переносимость препарата, профилактику рецидивов. Одним из препаратов, отчасти удовлетворяющим этим условиям, является тиоридазин (ридазин), который уже более 40 лет используется в психиатрической практике [4, 5, 9].

Тиоридазин — антипсихотический препарат, производное фенотиазина с пиперидиновым радикалом, остается препаратом выбора при многих психосоматических расстройствах, благодаря ряду уникальных свойств. Основной фармакологический профиль тиоридазина близок к другим фенотиазиновым производным, однако главными особенностями являются практическое отсутствие экстрапирамидных расстройств и низкая антиэметическая активность. Он относится к так называемым «средним» нейролептикам с умеренным седативным и слабым антипсихотическим эффектом. По антипсихотическому действию ридазин уступает аминазину и тизерцину, избирательное действие адресуется в основном к состояниям тревоги, страха, напряженности, сочетающимися с ипохондрией, навязчивостью, фобиями, сенестопатиями [1, 5]. Препарат не вызывает заторможенности, эмоциональной индифферентности, обладая скорее успокаивающим влиянием. Механизм действия тиоридазина (ридазина), основан на блокаде большого числа рецепторов в ЦНС, включая дофаминовые, β-адренорецепторы, мускариновые, H1-гистаминовые и NMDA-глутаматные рецепторы. Считается, что тиоридазин тормозит чрезмерную возбудимость вегетативной нервной системы, проявляя симпатолитическое и ваголитическое действие.

Широкий спектр психотропной активности позволяет назначать препарат в различных дозировках как при непсихотических психических расстройствах, так и при психозах. По данным литературы, тиоридазин совмещает в себе мягкий психолептический и своеобразный психоаналептический эффект. Указывалось также более отчетливое преимущество назначения тиоридазина у детей и стариков на фоне органической недостаточности центральной нервной системы. Существенную роль при этом может играть малая выраженность экстрапирамидных и соматических побочных явлений [9].

Целью нашего исследования явилось выявление эффективности терапии тиоридазином у пожилых с соматоформной вегетативной дисфункцией, определение показаний для комплексной терапии ридазином с антидепрессантами и антиконвульсантами.


Материалы и методы исследования

Был проведен информационный поиск по теме статьи в сети Internet, в базе данных MEDLINE, а также ретроспективный анализ 163 пациентов в возрасте старше 45 лет, получавших тиоридазин в психосоматическом отделении. Все больные характеризовались эмоционально ярким отношением к своей болезни и к себе, как к больному человеку, ипохондризацией мышления. Многие из них испытывали тягостные, вычурные сенестопатии, «внутреннюю» дрожь в теле. Симптоматику отдельных больных можно охарактеризовать как проявление «вегетативного раздражения» в виде приступов сердцебиения, чувства давления в области сердца, головной боли, усиленного потоотделения и др. Диагностика проводилась в соответствии с критериями МКБ-10.

Показанием к назначению тиоридазин были следующие психопатологические синдромы и «симптомы-мишени»: тревожность, смешанные тревожно-депрессивные состояния, нарушения сна, повышенная возбудимость, различные симптомы «вегетативного раздражения».
Больные оценивались с помощью клинических психопатологических и нейропсихологических методик, а также с помощью динамического компьютерно-томографического ЭЭГ-исследования с системой картирования DX-5000P (г. Харьков, Украина).

Энцефалографически оценивались параметры a-ритма, мощности α- β- θ- и γ-ритмов, их топическое распределение, феномены синхронизации биоэлектрической активности мозга. Исследование проводилось до лечения, через 21 день после начала терапии и через 2 месяца. Полученные данные не были однородными и использовались в основном с целью корректировки лечения. Наличие пароксизмальной активности или снижение судорожного порога на ЭЭГ служило показанием к назначению антиконвульсантов, наоборот, низкая амплитуда a-ритма, преобладание влияний десинхронизирующих систем мозга определяло необходимость добавления в терапию антидепрессантов. При назначении тиоридазина учитывался также тот факт, что фенотиазиновые антипсихотические препараты снижают порог судорожной готовности, усиливают феномен синхронизации биоэлектрической активности головного мозга.


Результаты исследования и их обсуждение

В отделении 163 больных (98 женщин и 65 мужчин, средний возраст — 46,7) с соматоформной вегетативной дисфункцией начали лечение ридазином в виде монотерапии. Использовались следующие дозировки препарата: от 25 до 100 мг, кратность приема — от одного до четырех раз в сутки. По исходным показателям амплитуды α-ритма в затылочных отведениях все пациенты были разделены на 3 группы: низкоамплитудная ЭЭГ (менее 30 мV) — 76 человек, среднеамплитудная (30–70 мV) — 55 человек, высокоамплитудная (более 70 мV) — 32 человека.

У 57 пациентов (55 человек со среднеамплитудной ЭЭГ и 2 с низкоамплитудной) в результате проводимого лечения через 21 день наблюдалось значительное улучшение состояния, клинически выражающееся в редукции психопатологических симптомов. Побочных эффектов действия ридазина не наблюдалось. Это говорит о достаточной эффективности монотерапии тиоридазином во второй группе больных.

Неэффективной терапия тиоридазином оказалась у двух больных, что потребовало назначения препаратов других групп.

Незначительное улучшение наблюдалось на 21-й день у 104 больных (74 и 32 пациента, соответственно, с низкоамплитудной и высокоамплитудной ЭЭГ). Клинически соматоформная вегетативная дисфункция сопровождалась депрессивной симптоматикой.

У больных первой группы энцефалографически до лечения определялся низкоамплитудный α-ритм — 21,4 ± 5,2 мV, преобладание процессов десинхронизации. На 21-й день после лечения ридазином плотность α-ритма осталась прежней, а средняя амплитуда увеличилась незначительно — до 23,1 ± 7,3 мV. После включения в терапию трициклических антидепрессантов состояние пациентов улучшилось. На контрольной энцефалограмме отмечалась положительная динамика, увеличение плотности и амплитуды α-ритма (до 33,2 ± 6,1 мV).

У 32 больных с высокоамплитудной ЭЭГ клинически и с помощью нейропсихологических методик выявлялись признаки органических изменений. Энцефалографически до лечения и на 21 день определялись диффузные общеорганические изменения в виде увеличения плотности θ- и γ-активности, наличия пароксизмальных феноменов или усиления синхронизирующих влияний ствола мозга, до лечения средняя амплитуда α-ритма составила 74,8 ± 3,0 мV, на 21 день терапии ридазином практически не изменилась — 73,9 ± 5,5 мV. После назначения комплексного лечения ридазином и антиконвульсантами (депакин, финлепсин) наблюдалось значительное улучшение психического состояния. Положительная динамика также отмечалась на ЭЭГ в виде снижения амплитуды α-ритма (62,1 ± 4,9 мV), уменьшения или полного исчезновения пароксизмальных феноменов, снижения синхронизации активности на ЭЭГ.
Выводы
Тиоридазин показал себя эффективным в качестве монотерапии соматоформной вегетативной дисфункции у пожилых при наличии выраженного среднеамплитудного a-ритма и отсутствии пароксизмальных феноменов на ЭЭГ. Однако отдельные больные с отклонениями при электроэнцефалографическом исследовании в сторону низкоамплитудной или высокоамплитудной ЭЭГ, наличием пароксизмальных феноменов или усилением влияний синхронизирующих систем требуют комплексной терапии с антидепрессантами или противосудорожными препаратами. В целом, ридазин зарекомендовал себя достаточно эффективным препаратом с отсутствием экстрапирамидных и других побочных эффектов.

Авторы выражают свою признательность представительству компании Hikma-Pharmaсeutiсals в Украине за помощь в проведении исследования.


С. М. Мороз, А. А. Горбунов
Психосоматическое отделение, областная клиническая больница им. И. И. Мечникова, г. Днепропетровск



Литература

1. Бертрам Г. Катцунг. Базисная и клиническая фармакология. Том 1 / Пер. с англ.— М.-СПб.: Бином—Невский Диалект, 1998.— 612 с.
2. Попов Ю. В., Вид В. Д. Современная клиническая психиатрия.— М.: Экспертное бюро-М, 1997. — 496 с.
3. Bo P, Ongini E, Giorgetti A, Savoldi F. Synchronization of the EEG and sedation induced by neuroleptics depend upon blokade of both D1 and D2 dopamine receptors // Neuropharmacology.— 1998. Vol. 27.— № 8.— Р. 799–805.
Daniel WA, Syrek M, Haduch A, Wojcikowski J Pharmacokinetics and metabolism of thioridazine during co-administration of tricyclic antidepressants // Br J Pharmacol 2000 Sep; 131(2):287-95.
4. Kirchner V, Kelly C A, Harvey RJ Thioridazine for dementia // Cochrane Database Syst Rev 2000;(2):CD000464.
Knott V.J., Lapierre Y.D. Computerized EEG correlates of depression and antidepressaant treatment // Prog. Neuropsychopharmacol. Biol. Psychiatry 1987; 11(2-3) : 213-21.
5. Lidsky TI, Yablonsky-Alter E, Zuck LG, Banerjee SP Antipsychotic drug effects on glutamatergic activity // Brain Res 1997 Aug 1;764(1-2) : 46-52.
6. Pozzi D., Golimstock A., Petracchi M. et al. Quantified electroencephalographic changes in depressed patients with and without dementia // Biol. Psychiatry 1995 Nov 15; 38(10) : 677-83.
7. Timell AM Thioridazine: re-evaluating the risk/benefit equation // Ann Clin Psychiatry 2000 Sep;12(3):147-51.

Закладки по теме: тиоридазин

Голосов: 0
Просмотров: 10947
Комментариев: 0

Другие публикации по теме: