Поиск по сайту

Новые публикации


Популярные статьи


Ключевые слова

алоэ, атеросклероз, береза, брусника, виноград, витамины, гастрит, гипертония, гомеопатия, гриб, диабет, доктор Бах, капуста, каштан, косметика, крапива, кровяное давление, лекарственные растения, лук, облепиха, одуванчик, ожирение, онкология, перец, простатит, простуда, рябина, трутовик, фитотерапия, хвощ, холестерин, цикорий, чай, чеснок, чистотел, шиповник, щитовидная железа, эликсиры, ядовитые растения, язва желудка

Показать все теги
Чтобы сообщить нам о грамматической ошибке на сайте выделите её и нажмите Ctrl+Enter
или воспользуйтесь формой обратной связи

Тематические статьи


Атеросклероз: артиллерия бьет по своим

Атеросклероз: артиллерия бьет по своим




Мы под Колпином скопом стоим,
Артиллерия бьет по своим.
Это наша разведка, наверно,
Ориентир указала неверно.
Недолет. Перелет. Недолет.
По своим артиллерия бьет.

Александр Межиров


О нем плохо говорят и еще хуже пишут. О нем шепчутся на поминках. На борьбу с ним тратятся миллиарды. Чтобы его понять, защищают тысячи диссертаций и пишут тысячи научных статей. А он присутствует в каждой нашей клетке, и без него — никак.
Говоря точнее, он содержится в организмах всех животных, но отсутствует в растениях. Он необходим для образования и восстановления клеточных мембран, для формирования связей между клетками мозга, для обучения и памяти, для синтеза гормонов (в частности, половых — эстрогена и тестостерона), а также для образования витамина D на поверхности кожи под действием ультрафиолета. Он — это холестерин.
Треть его мы получаем с едой, две трети синтезирует печень, причем синтез стимулируют насыщенные жиры, которые содержатся в животной и молочной пище. Холестерин не растворим в воде, поэтому в крови он всегда упакован в липопротеины — округлые частицы, которые переносят по кровотоку липидные молекулы. Именно таким способом холестерин путешествует из печени в ткани. А если он в избытке — из тканей обратно в печень, где излишний холестерин утилизируется (или реутилизируется).
Традиционно считается, что причина атеросклероза, а также большинства сердечно-сосудистых заболеваний — повышение уровня холестерина в плазме крови. Но в последнее время много говорят о «хорошем» и «плохом» холестерине. В чем разница между ними?

Атеросклероз: артиллерия бьет по своим
Рис. 1. Возникновение и развитие атеросклероза


Основной виновник атеросклероза — так называемый «плохой» холестерин, тот, который идет из печени в ткани и органы. Но «плохим» он становится только при плохом раскладе, когда начинает образовывать на внутренних стенках артерий жировые образования — бляшки. Маленькие бляшки остаются мягкими, но более старые, большие бляшки могут образовывать фиброзные шляпки, в которых откладывается кальций, — происходит кальцификация артерий. Это приводит к атеросклерозу: к сужению артерий и их затвердеванию. А это, в свою очередь, может вести к двум последствиям: кальцинированные и неэластичные артерии становятся узкими (именно это называют стенозом), скорость кровотока в них замедляется, так что кровь, обогащенная кислородом, не поступает в сердце (рис. 1). Возникает кислородная недостаточность — ишемия. За ней — ишемическая болезнь сердца, боль - стенокардия, а иногда сердечный приступ.
Второй вариант развития событий еще хуже: маленькие, так называемые нестабильные бляшки, могут разорваться, что приведет к образованию тромба на их поверхности. Тромбы закупорят артерии, и тогда... в лучшем случае — острое коронарное событие.
Все эти процессы могут ускоряться и утяжеляться факторами риска, которые действуют синергично: повышенным давлением, курением, ожирением, диабетом, малоподвижным образом жизни и, как становится очевидно в последнее время, — генетической предрасположенностью. Вдобавок повышенный уровень холестерина влияет не только на артерии, но и на сердечную мышцу, вызывая сердечную недостаточность.
Одно из самых главных доказательств, что именно избыточный холестерин главный виновник атеросклероза, — это многократно проверенный факт: если содержание холестерина повышено, его лекарственное понижение снижает смертность от сердечно-сосудистых заболеваний. Но было бы полезно разобраться в деталях: что и почему происходит на пути от липидного шарика в крови до бляшки в сосуде. Тогда мы, во-первых, сможем выявлять начало атеросклероза как можно раньше, задолго до изменений в кардиограмме. А во-вторых, создадим лекарственные препараты, которые будут не снижать холестерин, а предотвращать его повышение.


Когда много плохого и мало хорошего



Итак, липопротеины - это частицы сферической формы, оболочка которых состоит из фосфолипидов, а внутри содержатся холестерин (точнее, эфир холестерина) и триглицериды. Белки, которые расположены на поверхности липопротеинов, называют аполипопротеинами, или апопротеинами. Именно они определяют судьбу холестерина — высвободится ли он из «упаковки», чтобы его поглотили клетки, или, наоборот, излишний холестерин будет удален из тканей и крови, упакован внутрь липопротеиновой частицы и направлен в печень. Как правило, апопрстеины — это коферменты (активаторы) ферментов, обеспечивающих метаболизм холестерина и триглицеридов. Апопротеины могут отсоединяться от одних липопротеинов и присоединяться к другим, тем самым меняя их «специализацию». Если сравнить фосфолипидную оболочку с конвертом, то апопротеин — это адрес, прямой или обратный.
Есть два основных типа липопротеинов. Первый из них содержит «плохой» холестерин. Правильное его название— холестерин липопротеинов низкой плотности — Х-ЛПНП (прошу прощения за неблагозвучную аббревиатуру, но без нее никак). Частицы Х-ЛПНП содержат преимущественно эфир холестерина и малые количества триглицеридов, поэтому и плотность у них низкая. На поверхности каждой частицы расположена одна молекула аполипопротеина — АпоВ (рис. 2). Этот белок обеспечивает «распаковку» холестерина и передачу его в клетки.

Атеросклероз: артиллерия бьет по своим
Рис. 2. Строение холестерина липопротеинов низкой плотности — Х-ЛПНП. Частицы холестерина липопротеинов высокой плотности Х-ЛПВП имеют похожую организацию, но их основной аполипопротеин — АпоА


Содержание частиц Х-ЛПНП в крови определяется тем, сколько их синтезируется в печени и сколько уходит обратно в печень. Клетки печени распознают в крови избыточный Х-ЛПНП с помощью особых поверхностных рецепторов и «заглатывают» его. (За открытие этих рецепторов американские генетики Майкл Браун и Джозеф Голдстайн в 1985 году получили Нобелевскую премию.)
Второй главный игрок в этой команде — холестерин липопротеинов высокой плотности, Х-ЛПВП. Он «хороший». Именно он обеспечивает обратный транспорт — направление избыточного холестерина из тканей в печень. Иногда Х-ЛПВП называют «мусорщиком» или «дворником» (scavenger) — ведь он очищает от холестерина поверхности клеток и другие липопротеины. Эти пустые «мусорные контейнеры» секретируются в печени и кишечнике. Печень же расщепляет Х-ЛПВП после его странствия по организму, причем собранный в нем холестерин или экскретируется в виде желчных солей, или используется вновь. У Х-ЛПВП есть и другие хорошие свойства — противовоспалительные и антиоксидантные. Но о них мы поговорим позже. Здесь скажем только, что основной белок Х-ЛПВП - аполипопротеин А-I, или АпоА.
(На самом деле липопротеинов, связанных с холестерином, гораздо больше. Например, «съеденный» холестерин из кишечника в печень переносят хиломикроны, громадные частицы диаметром до 500 нм. Для сравнения, диаметр Х-ЛПВП — до 15 нм.)
Итак, «плохой» Х-ЛПНП называют атерогенным - вызывающим атеросклероз, а Х-ЛПВП — антиатерогенным. Это показали многочисленные проспективные исследования. Например, у 10 000 исходно здоровых мужчин и женщин в течение 10 лет регулярно измеряли уровни Х-ЛПНП и Х-ЛПВП. За это время у некоторых добровольцев возникал атеросклероз, происходили нефатальные и фатальные инфаркты миокарда, ишемические инсульты (вызванные атеросклерозом сонной артерии, снабжающей кровью мозг). Так вот, было доказано, что повышение уровня «плохого» Х-ЛПНП и понижение уровня «хорошего» Х-ЛПВП повышают риск возникновения всех этих опасных недугов.
Выяснилось, однако, что дело не только в количестве, но и, как ни странно, в расфасовке.

Мелкий враг коварней крупного



Частицы Х-ЛПНП сильно различаются по своему липидному составу, заряду, размеру и даже по форме. И чем меньше диаметр частиц Х-ЛПНП, тем они опаснее. Такие частицы Х-ЛПНП были названы мелкими плотными (по сравнению с «нормальными» они имеют более высокую плотность и пониженное содержание триглицеридов).
Теперь самое время познакомиться с новым термином — «предиктор», от английского predict - предсказывать. Предиктором медики называют соединение, изменение концентрации которого предсказывает возникновение некой патологии или группы патологий. Например, мелкие частицы Х-ЛПНП — предиктор сердечно-сосудистых заболеваний и острых коронарных событий. Будучи более мелкими и плотными, они быстрее проникают в стенки сосудов и вызывают образование бляшек. К тому же они медленнее поглощаются печенью, поскольку у них изменено сродство к рецепторам печени и, как следствие, больше срок жизни в плазме (рис. 3). В общем, тот самый случай, когда «шесть чекушек гораздо хуже трех пол-литр»...
Уровень мелких плотных частиц Х-ЛПНП в значительной степени предопределяется генетическими факторами. А повышение этого уровня связано не только с повышенным риском сердечно-сосудистых заболеваний, но и с метаболическим синдромом (это глубокое очень опасное изменение в обмене веществ), и с неинсулинзависимым диабетом.

Атеросклероз: артиллерия бьет по своим
Рис. 3. При одинаковой концентрации Х-ЛПНП в одном случае количество мелких плотных частиц (определяемых по концентрации АпоВ) в два раза выше, чем в другом. В этом случае в два раза выше и риск сердечно-сосудистых заболеваний


Итак, у двух лиц с одинаковыми уровнями холестерина, связанного с Х-ЛПНП и с Х-ЛПВП, могут быть разные риски и разные тяжести атеросклероза, — если у одного из них большая часть «плохого» холестерина расфасована в мелкую упаковку. Но можно ли измерять размеры частиц Х-ЛПНП в биохимической лаборатории обычной центральной районной больницы? Теоретически — можно, на деле — увы. Для этого нужны электрофорез в полиакриамидном геле в неденатурирующих условиях, или электронная микроскопия, или высокоэффективная гель-фильтрационная хроматография, или (мечтать так мечтать) ядерная магнитно-резонансная спектроскопия... А нет ли метода попроще?
Вспомним, что на каждую частицу Х-ЛПНП, независимо от ее размера, приходится только одна молекула апопротеина В. Измерить концентрацию этого белка можно с помощью иммунологических методов (например, иммунотурбидиметрии). Одновременно измерим и концентрацию АпоА, его тоже только по одной молекуле на каждую частицу Х-ЛПВП.
В марте 2006 года на страницах одного из самых престижных медицинских журналов появился «манифест», подписанный тридцатью специалистами из 10 стран («Journal of Internal Medicine», 2006; 259 (3)). Они призывают установить новые правила для оценки риска сердечно-сосудистых заболеваний — заменить принятое сейчас определение в плазме общего холестерина, Х-ЛПНП и Х-ЛПВП на измерение концентраций АпоВ и АпоА. Ведь риск атеросклероза связан не столько с концентрациями холестерина, сколько с количеством атерогенных и антиатерогенных частиц, которые присоединяются к стенкам сосудов и проникают в артериальные стенки. Именно баланс АпоВ/АпоА — самый точный индикатор риска у лиц с бессимптомными сердечно-сосудистыми заболеваниями, а также у диабетиков. Более того, отношение АпоВ/АпоА — самый адекватный показатель эффективности терапии, направленной на снижение «плохого» холестерина.
Но уменьшение размера частиц Х-ЛПНП — к несчастью, далеко не единственное, что делает «плохой» холестерин очень плохим. Есть весьма убедительные указания на то, что избыток глюкозы в крови диабетиков приводит к нарушению обмена холестерина: главная причина смертности таких больных — сердечно-сосудистые заболевания, вызванные гиперхолестеринемией. Высокая глюкоза ведет к высокому холестерину. Но как?
Прежде всего, путем гликозилирования — неэнзиматического присоединения глюкозы к апопротеину В. Такой модифицированныйАпо В делает частицы Х-ЛПНП более атрогенными. Получается, что из двух пациентов с одинаковым количеством частиц Х-ЛПНП одинакового размера в худшем положении тот, у кого больше глюкозы в крови, — его «плохой» холестерин опаснее.
Похоже, традиционная концепция атерогенеза становится прокрустовым ложем для новых фактов: все, что в нее не укладывается, подлежит «обрубанию». В этом ложе удобно располагается нарушение баланса «хорошего» и «плохого» холестеринов, но что делать с другими фактами? Не замечать их? Не видеть, что изменения концентраций холестерина, связанного с липопротеинами, не объясняют всех случаев риска сердечно-сосудистых заболеваний? Закрыть глаза на то, что примерно половина всех сердечных приступов и ишемических инсультов происходит при нормальных холестеринах? А между тем размер «плохих» частиц и уровень гликозилированияапопротеина — лишь два факта из множества...


Слепая артиллерия неспецифического иммунитета



Как известно, у человека есть неспецифический и специфический иммунитет. С неспецифическим мы рождаемся, специфический приобретаем при столкновении с инфекциями. Его основа — антитела, синтезированные лимфоцитами при их контакте с антигенами. Обычно для синтеза нужных антител и, следовательно, для уничтожения инфекционного агента требуется как минимум несколько дней. И весьма вероятно, что появление в крови этого
высокоточного оружия, мягко говоря, слегка запоздает. В 1346—1351 годы в Западной Европе бушевала «черная смерть» — бубонная чума, от которой умерло более 25 миллионов человек. Из десяти заболевших выживал только один...
К счастью, в борьбе со смертоносными врагами нас может выручить «оружие массового поражения» — неспецифический иммунитет. Он состоит из комплекса защитных факторов, заранее готовых к бою, независимо от того, проник ли враг в организм. Неспецифический иммунитет обеспечивает однотипные и простые реакции на любые чужеродные антигены. Его главные клеточные компоненты — фагоциты, а неклеточные — система комплемента, цитокины, интерлейкины, С-реактивный белок (этот последний персонаж будет для нас особенно важен). Основная задача фагоцитов — захватывать и переваривать микроорганизмы. Система комплемента — это группа белков, которые, взаимодействуя в строго определенной последовательности, разрушают и стенки бактериальных клеток, и — внимание! — стенки собственных клеток организма. Образно говоря, неспецифический иммунитет — это тяжелая артиллерия, которая, уничтожая смертельного врага, бьет и по своим. И делает это сразу. Как иногда пишут в обзорных статьях, fastbutblunt — быстрая, но слепая.
Основа неспецифического иммунитета — «химическое оружие»: окисление бактериальных клеток за счет специально синтезируемых активных форм кислорода. Молекулярный кислород сам по себе внутри организма в неконтролируемые реакции обычно не вступает. Чтобы перевести кислород в боевую форму, нужны ферменты: оксидазы и оксигеназы.
Главные активные формы кислорода — супероксидные радикалы (О2), перекись водорода (Н2О2), гидроксильные (свободные) радикалы (*ОН, НО2*), синглетные формы кислорода (1О2), ионы НО2-. Когда фагоцитирующая клетка вступает в контакт с врагом, в ее плазматической мембране активируется НАДФ*Н-оксидаза, которая из свободного молекулярного кислорода образует О2- . В конечном счете с участием ионов железа происходит дисмутация активной формы кислорода до Н2О2. Выброс активных форм кислорода убивает бактериальные клетки.
Центральный нападающий в этой атаке — миелопероксидаза, гем-содержащий фермент фагоцитов. Когда эти клетки активируются чужеродным агентом, часть молекул миелопероксидазы выбрасывается во внеклеточное пространство. Снаружи клетки много хлорида, который этот фермент превращает в хлорноватистую кислоту: H2O2 + Cl - + H3O - = HCIO + 2 H2O. Ее соли, гипохлориты, — сильнейшие окислители и, следовательно, мощные антимикробные средства. Кроме того, миелопероксидаза катализирует реакцию между NO и Н2О2, которая дает пероксинитрит OONO - еще один мощный окислитель. Такое химическое оружие может повреждать ткани собственного организма. Это и происходит при многих воспалительных процессах, таких, как ревматоидный артрит, кистозный фиброз, воспалительные заболевания кишечника, сепсис, заболевания легких у новорожденных.
Так почему же природа изобрела и повсеместно внедрила этот обоюдоострый механизм неспецифического иммунитета? Потому, что был выбор: или верная и быстрая смерть от инфекций, или вероятная и медленная — от атеросклероза.
Но при чем здесь атеросклероз?


Осмотр на месте преступления



При том, что миелопероксизада, по образному выражению исследователей, «дымящийся пистолет», всегда обнаруживаемый на «месте преступления» — в атеросклеротических повреждениях стенок сосудов. Отсюда и тяжкое обвинение: одна из главных причин атеросклероза — не повышение уровня Х-ЛПНП, а его окисление за счет миелопероксидазы. Этот фермент, как уже говорилось, образует целый букет высокореактивных соединений. А они окисляют и модифицируют в «плохом» Х-ЛПНП практически все — белки, фосфолипиды, холестерин. Нормальный, пусть «плохой», но «свой» Х-ЛПНП превращается в окисленный и уже «чужой» Х-ЛПНП. И тогда иммунная система начинает его уничтожать. Макрофаги опознают модифицированный АпоВ как чужеродный агент и начинают интенсивно поглощать окисленный Х-ЛПНП. При этом они становятся так называемыми пенистыми клетками, перегруженными окисленными фосфолипидами и холестерином. И в стенках артерий начинается медленный воспалительный процесс (рис. 4).
Второй «дымящийся пистолет», как многократно и четко показано, — это собственно повышенные уровни окисленного Х-ЛПНП. Они значительно повышают риск атеросклероза, острых коронарных событий и ишемических инсультов.
Часто появляются сообщения, что атеросклероз — инфекционное заболевание. И в самом деле, если атеросклероз — это воспалительный процесс, вызванный активацией неспецифического иммунитета, то микробы, основная мишень иммунитета, могут заодно с воспалением вызывать и атеросклероз. В одном из недавних исследований изучалась связь между окисленным Х-ЛПНП, хроническими инфекциями (кишечная палочка Escherichia coli, хламидии Chlamydia pneumonia, возбудитель язвы Helicobacter pylori, цитомегаловирус) и атеросклерозом сонной артерии. Подозрения подтвердились. У пациентов с клиническими проявлениями хронических инфекций наблюдались и высокие уровни окисленного Х-ЛПНП, и высокие показатели тяжести атеросклероза. Так что связь действительно есть. Инфекции активируют неспецифический иммунитет, а он повреждает ключевые компоненты метаболизма холестерина, вызывает воспаление в сосудистой системе и, следовательно, сердечно-сосудистые заболевания.

Атеросклероз: артиллерия бьет по своим
Рис. 4. Строение атеросклеротической бляшки, образовавшейся в результате воспалительного процесса


Таким образом, атеросклероз — не инфекционное заболевание, но хронические инфекции могут приводить к его возникновению и развитию.
Еще один соучастник — фосфолипаза А2, ассоциированная с липопротеинами. Ее цель благородна: уничтожать подвергнувшиеся окислению фосфолипиды, которые содержатся уже в совсем «плохом» окисленном Х-ЛПНП. Но с другой стороны, высокий уровень этой фосфолипазы — тревожный признак, ведь она присутствует в атеросклеротических бляшках. А ее повышенная активность — предиктор заболеваний коронарных артерий, инфарктов миокарда и ишемических инсультов. (Что касается инсультов, этот предиктор более надежен, чем уровень холестерина!Тест для определения уровня этого фермента в плазме одобрен в США для оценки индивидуального риска ишемического инсульта.)
Итак, в атеросклеротических повреждениях обнаруживаются миелопероксидаза, окисленный ею Х-ЛПНП и фосфолипаза А2, которая это безобразие пытается удалить. Но там же обнаруживается еще один «дымящийся пистолет», и какой! Настоящий крупнокалиберный «магнум». Это СРБ — С-реактивный белок (читается как «Ц-реактивный»).


Тот, кто отдал приказ



У человека, как и у других млекопитающих, в воспалительном процессе есть «острая фаза» — важнейшее звено неспецифического иммунитета. Для острой фазы характерны повышенная температуры, изменение проницаемости сосудов, а также биосинтетического и метаболического профиля многих органов. В развитии этого процесса участвуют системы всего организма: иммунная, центральная нервная, эндокринная, сердечно-сосудистая.
Белки острой фазы — это около 30 белков плазмы крови, которые синтезируются в печени. Важнейшее свойство большинства этих белков — их неспецифичность по отношению к первопричине воспаления («семь бед — один ответ»), высокая корреляция их концентраций в крови с тяжестью заболевания. А роль их состоит в том, чтобы ограничить очаг повреждения, удалить повреждающий фактор, восстановить нарушенную структуру.
СРБ - это центральный нападающий острой фазы воспаления. Как только в организме появляется чужеродный агент — бактерии, вирусы, частицы некротизированной ткани, — это запускает синтез СРБ. И его уровень в крови возрастает не только очень быстро, в первые 6—8 часов, но и очень резко — в 20—100, а иногда и в 1000 раз! (Нормальная концентрация СРБ в плазме здорового человека составляет 1,0 мг/л.)
Этот белок состоит из пяти одинаковых субъединиц, нековалентно связанных между собой. На одной стороне молекулы расположен участок, с которым, в присутствии ионов кальция, связываются «чужие» лиганды, на другой участок, который, после того как первый распознал врага, включает систему уничтожения — так называемый каскад комплемента.
Так вот, при концентрациях СРБ меньших, чем 1,0 мг/л, риск сосудистых осложнений (таких, как острый инфаркт миокарда, инсульт) минимальный. При 1,1—1,9 — низкий. При 2,0 — 2,9 — умеренный. При больших, чем 3 мг/л, — высокий. Есть над чем задуматься.
Доказано, что СРБ специфически связывается с окисленным Х-ЛПНП — а коль скоро связывается, то и включает воспалительный процесс в стенках артерий. Кроме того, его находят в местах преступлений: на воспаленной поверхности атеросклеротических сосудов, в бляшках, в поврежденных участках при остром инфаркте. А самое важное — увеличение его концентрации связано с повышенным риском коронарных приступов, даже если концентрация холестерина в норме.
И пожалуй, одно из самых серьезных доказательств виновности СРБ в атерогенезе — недавно синтезированный ингибитор этого белка. Он был создан на основе комплекса СРБ и фосфохолина — компонента бактериальных мембран, к которому СРБ имеет наибольшее сродство. В опытах на мышах этот ингибитор уменьшал риск смертности и предотвращал увеличение зоны инфаркта.
В общем, вердикт мировой медицинской общественности по поводу роли СРБ в развитии атеросклероза и его тяжких осложнений единодушен: «Виновен!» Похоже, что приговор окончательный и обжалованию не подлежит.


Когда «хороший» становится «плохим»



Разумеется, все, что здесь говорится о холестерине, неспецифическом иммунитете и атеросклерозе, — сильное упрощение. Если сравнить реальную общую картину метаболизма холестерина, например, с многоходовыми схемами уклонения от налогов, последние будут выглядеть проще пареной репы.
Казалось бы, частицы Х-ЛПВП — однозначно хорошие: удаляют избыточный холестерин из тканей и крови, обладают антиатерогенными, антиоксидантными, противовоспалительными и другими полезными свойствами. С ними связан особый фермент параоксоназа 1, который предотвращает окисление Х-ЛПНП и даже расщепляет токсичные окисленные липиды в составе о-Х-ЛПНП. Можно ли было ожидать, что при воспалении Х-ЛПВП из анти-атерогенного станет атерогенным?
Оказывается, при острой фазе воспаления снижается концентрация основногоапопротеина Х-ЛПВП — АпоАкоторый обеспечивает обратный транспорт холестерина. И более того, также снижается уровень параоксоназы 1. Таким образом, при воспалительном процессе большинство из антиатерогенных функций Х-ЛПВП превращаются в свою противоположность. И «хороший» Х-ЛПВП становится «плохим».
Но зачем это делается? Вопрос «зачем?» вполне правомерен: ведь если окисление Х-ЛПНП при воспалении — побочный эффект действия неспецифического иммунитета, то переход в острой фазе воспаления антивоспалительного Х-ЛПВП в провоспалительную форму больше похож на запрограммированный механизм. Неужели для того, чтобы человек, не погибший от острой инфекции, медленно умирал от атеросклероза?
Есть точка зрения, что Х-ЛПВП появился в процессе эволюции как составная часть системы неспецифического иммунитета. И его антивоспалительные свойства — дополнительная функция, направленная на предотвращение воспаления в отсутствие острой фазы. А при остром воспалении перевоплощение Х-ЛПВП из доктора Джекила в мистера Хайда усиливает воспалительный процесс, цель которого — восстановление нормы. А уж если при этом начинается атеросклероз, то... извините, организму не до того. Лечим сначала самое страшное и неотложное, выживем — там разберемся.
Разобрались. У лиц с сердечно-сосудистыми заболеваниями действительно часто обнаруживается «плохой» — провоспалительный и атерогенный вариант Х-ЛПВП.
Но это, к несчастью, еще не все, что делает воспаление с Х-ЛПВП. Не будем забывать о миелопероксидазе. Как оказалось, она окисляет и его тоже. АпоА частиц Х-ЛПВП, циркулирующих в плазме пациентов с сердечнососудистыми заболеваниями, содержит много 3-нитро-тирозина и 3-хлортирозина — это признаки активности миелопероксидазы. Хлорирование и нитрированиеАпоА приводит к уменьшению обратного транспорта холестерина, осуществляемого Х-ЛПВП.
Итак, Х-ЛПВП — действительно «хороший». Но до поры до времени. Как только в организме начинается воспалительный процесс — и он становится «плохим».


Еще одна загадка — липопротеин (а)



Обозначается он как Lp (a), а читается как «липопротеин «а» малое». Это опасный родственник «плохого» Х-ЛПНП. Собственно, он и есть Х-ЛПНП, но с довеском: еще одним белком — апопротеином (а), который связан с АпоВдисульфидной связью. Опасность его предопределяется генетически — размером гена апо (а). У кого ген Апо (а) короткий, у того и жизнь может быть такой же. Ибо чем меньше размер апопротеина (а), тем выше концентрация частиц Lp (a) в крови. А атерогенность у них очень высокая. Из-за того что уровни Lp (a) заданы генетически, понизить его концентрацию в крови практически невозможно ни изменением диеты, ни снижением веса, ни препаратами, обычно применяемыми для снижения холестерина (статины). Тем не менее измерять уровни Lp (a) рекомендуется лицам с ранними проявлениями сердечно-сосудистых заболеваний, тем, у кого от этих заболеваний страдают близкие родственники, и тем, у кого терапия, направленная на снижение холестеринов, их не снижает. Итак, согласно современным представлениям атеросклероз — это вызываемый неспецифическим иммунитетом вялотекущий воспалительный процесс в стенках сосудов. Однако в последнее время было сделано тревожное открытие. Стало ясно, что неспецифический иммунитет активируется различными и крайне неожиданными факторами, не имеющими отношения ни к инфекциям, ни к чужеродным агентам. Такими факторами могут быть, во-первых, внутренние нарушения метаболизма, во-вторых, гомеостатические стрессы (стрессы, которые нарушают координирование физиологических процессов, поддерживающих устойчивые состояния организма), в-третьих, преддиабетические состояния, в-четвертых, ранние нарушения тканей (почечных, легочных, соединительных) и, наконец, в-пятых — внешние факторы, не связанные с внедрением в организм чужеродных агентов. Новая модель активации неспецифического иммунитета названа «моделью опасности». О каких опасностях она предупреждает и как им противостоять — можно увидеть на схеме.
Но что это все означает? Побочный эффект мощной артиллерии неспецифического иммунитета, которая, поражая смертельного врага, бьет и по своим? Или может быть, в каких-то особых условиях организм почему-то сам подает команду «Огонь на меня!»?

Мы под Колпином скопом лежим
И дрожим, прокопченные дымом.
Надо все-таки бить по чужим,
А она — по своим, По родимым.


P.S. Согласно статистике ВОЗ Россия занимает первое место в мире по смертности от сердечно-сосудистых заболеваний. От них умирает 57% наших соотечественников. Из каждых 100 тысяч только от инфаркта миокарда ежегодно умирает 330 мужчин и 154 женщины, от инсультов - 204 мужчины и 151 женщина. Всего от сердечнососудистых заболеваний в России погибает 1 300 000 человек в год.



Кандидат биологических наук В.В. Вельков

По материалам журнала «Химия и жизнь XXI век» № 12 за 2006 год

Закладки по теме: атеросклероз, холестерин, холестерол

Голосов: 0
Просмотров: 2136
Комментариев: 0

Другие публикации по теме: